ИНТЕРЕСНОЕ:
Главная » В регионе » 6 мифов, которыми оправдывают пенсионную реформу

6 мифов, которыми оправдывают пенсионную реформу

Выступление против повышения пенсионного возраста на заседании комитета по социальной политике Госсовета Республики Татарстан.

В конце прошлой недели депутаты Смоленской областной Думы поддержали проект закона о повышении пенсионного возраста несмотря на то, что жители региона высказываются против инициативы правительства.

6 мифов, которыми оправдывают пенсионную реформу

1. «Другого пути увеличить пенсии нет»

Это самый распространенный аргумент сторонников повышения пенсионного возраста (наряду с сопоставлениями возрастов выхода на пенсию в разных странах — об этом чуть ниже), и он не выдерживает никакой критики, потому что опирается исключительно на нынешнюю систему финансирования пенсий — через страховые взносы на фонд оплаты труда. Это безнадежный анахронизм, и если искать средства на пенсии только здесь, то конечно вы никогда ничего не сбалансируете. В России низкие зарплаты (по данным Росстата, почти половина работающих получает менее 25 тысяч рублей в месяц, более 80% — менее 50 тысяч), уже сейчас страховые взносы в ФОТ покрывают лишь менее 52% годовых расходов Пенсионного фонда (данные Росказначейства за 2017 год).

При этом страховые взносы в ФОТ являются мощнейшим фактором, сдерживающим рост оплаты труда и доходов россиян, создание новых рабочих мест. По данным ежегодного обзора PwC “Paying Taxes”, Россия входит в десятку худших экономик мира по уровню налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. В последние годы об этой проблеме заговорили и в правительстве: после прихода на должность министра экономического развития Максима Орешкина он начал ставить вопрос о снижении страховых взносов на ФОТ, правда, пока безрезультатно.

Поэтому когда сторонники повышения пенсионного возраста говорят вам, что «альтернативы сбалансировать пенсионную систему нет», они недоговаривают. Правильно сказать «альтернативы нет, если цепляться за изжившую себя систему финансирования пенсий через начисления на зарплаты». От высоких страховых взносов на ФОТ необходимо как можно скорее отказываться и искать принципиально иной механизм финансирования пенсий.

Каким такой механизм может быть, многократно говорилось: это трансформация Пенсионного фонда из распределительного механизма (собирающего взносы с действующих работников и перераспределяющего их на выплаты действующим пенсионерам) в капитализированный фонд-инвестор, владеющий активами и зарабатывающий на доходах от них. Аналогия — норвежский Глобальный пенсионный фонд, являющийся крупнейшим инвестором в мире с активами более 1 триллиона долларов, владеющий более 1% мирового акционерного капитала.

Россия могла бы достаточно быстро сформировать такой фонд за счет внесения в его капитал акций госкомпаний, доходов от приватизации, остатков Фонда национального благосостояния, а также если начала бы юридически взыскивать по всему миру незаконно выведенные из России коррупционные капиталы (в будущей постпутинской России этим непременно надо будет заняться). Последующая реструктуризация госмонополий позволит резко увеличить акционерную стоимость совокупных пакетов акций этих компаний (даже если они будут приватизироваться, Пенсионный фонд сможет сохранить миноритарные пакеты и получать по ним дивиденды, а получаемые от приватизации средства вкладывать в новые активы). Сегодня государство владеет имуществом потенциальной стоимостью минимум в сотни миллиардов долларов, но получает от него смехотворный доход — в федеральный бюджет поступают дивиденды по принадлежащим государству долям в компаниях лишь на сумму порядка 250 млрд рублей в год (при хорошем управлении только от десятка крупнейших госкомпаний можно получать триллион, если дивиденды платились бы по рыночным ставкам, как в частных компаниях в этих же секторах).

2. «В других странах пенсионный возраст выше»

Это по сути второй главный аргумент сторонников повышения пенсионного возраста, и понять, что он также не выдерживает критики, можно взглянув на этот график:

Что следует из этого графика? То, что повышение продолжительности жизни в странах, где выше пенсионный возраст, шло последовательно в течение более чем полувека. Это устойчивый тренд, и сопровождается он ростом не только продолжительности, но и качества жизни — люди в 60 обладают лучшим здоровьем и более востребованы на рынке труда (в развитых странах Запада, например, пик зарплат приходится на возраст в 45-60 лет, тогда как в России — на 25-45, после чего востребованность на рынке труда и зарплаты начинают резко падать).

3. «В России ужасная демография»

Ничего особо уникального и ужасного тут нет. Да, старение населения имеет место, но по данным Организации экономического сотрудничества и развития, у нас число жителей старше 65 лет на 100 человек в трудоспособном возрасте составляет всего 23%, тогда как в странах Западной Европы — 30-40%:

Да, демографическая ситуация не самая благоприятная, но и не катастрофическая, не надо нагнетать панику — до тех стран, которые нам постоянно приводят в пример в плане более высокого возраста выхода на пенсию, нам довольно далеко.

В этом плане постоянная апелляция сторонников повышения пенсионного возраста к узкой касте профессиональных демографов, которые традиционно нагнетают ситуацию, также является не более чем трюком. Как мы уже выяснили выше, основные проблемы пенсионной системы лежат не в области демографии, а в области безнадежно отжившей себя системы финансирования пенсий через налоги на зарплату, которую надо менять. То есть проблема эта не демографическая, а финансовая. При всем уважении к демографам, они часто мало что понимают в государственных финансах, а именно здесь и лежат огромные резервы для того, чтобы позволить себе отказаться от жестких шагов по части пенсионного возраста.

4. «В России растет продолжительность жизни, значит пенсионный возраст можно повышать»

Эту мантру постоянно повторяют не только эксперты — защитники идеи повышения пенсионного возраста, но и власть: значительная часть аргументации во всего лишь трехстраничной пояснительной записке к правительственному законопроекту о повышении пенсионного возраста (можно найти здесь) основана именно на этом тезисе. Более того, ряд связанных с властью экспертов, активно убеждающих нас в необходимости повышения пенсионного возраста, исходя из данных буквально последних нескольких лет рисует нам невероятно радужную картину на будущее: «После перехода на новые границы пенсионного возраста российские пенсионеры будут жить 14,5 и 23 года, и доля доживших до пенсии составит 80–90%, причем это — заведомо заниженные данные без учета будущего прогресса здравоохранения и роста уровня жизни» (цитата из свежего доклада ВШЭ, рекламирующего повышение пенсионного возраста).

Непонятно, на чем основан этот радужный оптимизм. Да, в последние годы фиксировалось некоторое повышение продолжительности жизни. Но:

Мы по-прежнему сильно отстаем по этому показателю от развитых стран, с которыми нас сравнивают по возрасту выхода на пенсию (см. график выше);
Пока непонятно, как на динамике пенсионного возраста скажется десятилетие экономической стагнации, идущее сейчас на новый виток без всякой видимой перспективы улучшения экономической обстановки — на том же приведенном выше графике видно, что в России падение продолжительности жизни следовало за каждым экономическим кризисом, нет оснований для оптимизма и сейчас.

5. «Защита нынешнего пенсионного возраста — это популизм»

К сожалению, у нас в либеральной среде имеет место определенная мода на отрицание любой политики государства социальной направленности — пенсии, МРОТ, госфинансирование образования и медицины и т. п. Любой шаг в этом направлении априори объявляется «популистским». Экономист Максим Миронов верно сформулировал в своей статье «Рыночная теория социализма», что это, скорее всего, является родовой травмой советского прошлого: образованные люди шарахаются от всего, что хоть отдаленно связано со словом «социальный», видя в этом химеру коммунизма. При этом в качестве положительного примера часто приводят всякие азиатские диктатуры, где с социальными институтами действительно не церемонятся, а развитые демократии типа стран Западной Европы и Канады клеймят как «социалистические».

От такого мышления нужно уходить. Мало того что невнимание государства к своим социальным обязательствам ведет к повальной бедности, плохой медицине, высокой преступности, люмпенизации населения и многим другим негативным последствиям, измеряемым вполне конкретным экономическим ущербом, но, как уже упоминалось выше, из числа людей, оставшихся на обочине общества, возникает значительный антимодернизационный класс, который ненавидит любые реформы и рыночные институты. Жестокость способов внедрения рыночных институтов напрямую связана с их отторжением обществом. Мы уже проходили через подобный опыт, и рассуждающим о «популизме» неплохо бы это учитывать — среди развитых стран нет примеров успешной реализации их идеально чистых рыночных экспериментов, напротив, часто успешнее всего работает синтез рыночной экономики и социально ответственной политики государства (прежде всего это Западная Европа и Канада).

6. «Повышение пенсионного возраста приведет к росту пенсий»

Это абсолютно голословное утверждение. Опубликованный правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста (найти его можно, например, тут) никаких подобных гарантий не содержит. Сохраняется сегодняшний порядок, при котором правительство принимает решение об индексации пенсий «по ситуации». А как это происходит, мы уже видели в последние годы. Например, в 2015 году индексация пенсий составила 11,4% — при том, что рост цен на продовольственные товары, по данным Росстата, в январе-декабре 2015 года к январю-декабрю 2014 года составил 19,1%. В 2017 году была единовременная доплата к пенсии в 5 тысяч рублей, в этом году — нет. Все это не регламентируется никакими законами, и решение полностью находится в руках правительства. А правительство имеет хорошо зафиксированную историю обмана пенсионеров — сначала ввели накопительную систему, потом заморозили. Сначала ввели систему пенсионных баллов и много нас увещевали как это прекрасно, а теперь спустя всего три года вице-премьер Голикова говорит — забудьте.

Пару недель назад у меня состоялись дебаты на Радио Свобода с одним из экспертов, активно поддерживающих повышение пенсионного возраста, — членом коллегии Минфина Владимиром Назаровым. Так вот, он в эфире бодро доказывал, что повышение пенсионного возраста основано на принципе «бюджетной нейтральности» — т. е. все, что будет сэкономлено на повышении возраста выхода на пенсию, должно пойти на повышение пенсий действующим пенсионерам. Но в правительственном законопроекте ни слова об этом принципе «бюджетной нейтральности» не сказано! Просто повышается пенсионный возраст, и все! Самой лучшей иллюстрацией к наивности экспертов, обещающих нам, что власть снова нас не обманет, стала другая ремарка Владимира Назарова в этом же эфире — он признался, что участвовал в подготовке предложений о повышении НДС, но, правда, в обмен на снижение все тех же страховых взносов на фонд оплаты труда, в рамках того самого принципа «бюджетной нейтральности».

И что вы думаете? Правительство идею повышения НДС охотно взяло на вооружение, а идею на такую же сумму снизить страховые взносы на ФОТ выбросило в корзину. Важно помнить об этом недавнем опыте, когда вы оцениваете очередные разглагольствования приближенных к власти экспертов о том, «как все будет хорошо» — не слушайте их обещания, смотрите на фактическую кредитную историю обещаний правительства и их исполнения. История, мягко говоря, так себе. Иными словами — никакого адекватного повышения пенсий не будет, у вас просто заберут деньги.

Источник

Автор: Keytown

Комментировать

Ваш email не будет опубликован. Обязательно к заполнению *

*